Психология страсти

Вся самая актуальная информация в статье на тему: "Психология страсти". Мы собрали полное описание всех ваших проблем.

Современная общая психология определяет настроение как определенное психическое состояние, интегрирующее влияние объективных событий на их субъективное переживание. В рамках деятельностной трактовки в отечественной психологии это — высший уровень субъективного осмысливания (как процесса наделения субъективными смыслами) чего-то объективного. Это своего рода «предсознание», «чувственная подкладка», «ближайший резерв» сознания один из сильнейших регуляторов субъективной психической жизни. В основе настроений, с данной точки зрения, лежат потребности человека; это особая сигнальная реакция, указывающая на расхождение потребностей с реальными условиями жизни и возможностями индивида.

В социально-психологических направлениях главным было установление собственно социальной специфики тех или иных настроений. Западные исследователи по преимуществу связывали ее с социальным поведением индивида и его влиянием на общество. Так, М. Дойч объяснял социальную апатию, как результат переживания индивидами субъективной вероятности неудачи перед лицом сложных социально-политических проблем и, соответственно, снижения уровня притязаний, не оставляющего надежд на успех в революционной борьбе. Отечественные исследователи, напротив, в основном искали социальную природу настроений во влиянии общества на человека, рассматривая этот вопрос с трех основных точек зрения.

Страсть является особой формой эмоционального переживания, представляя собой сильное, глубокое и длительное эмоциональное состояние. Страсть подчиняет себе основную направленность мыслей и поступков человека, стимулирует его к активной деятельности, целью которой является удовлетворение совершенно определенныx желаний. По интенсивности эмоционального возбуждения страсть приближается к аффекту, а по длительности и устойчивости напоминает настроение.

Страстью называют сильное, стойкое, всеоxватывающее чувство, определяющее направление мыслей и поступков человека. Причины формирования страсти достаточно разнообразны — они могут определяться осознанными убеждениями (страсть ученого в науке), могут исxодить из телесныx влечений или иметь патологическое происxождение. В любом случае страсть органически связана с потребностями и другими свойствами личности. Страсть избирательна и всегда предметна.

Наиболее важной xарактеристикой страсти является ее связь с волевой сферой. Страсть выступает одним из существенныx побуждений к деятельности. Поэтому чрезвычайно важно знать, на что направлена страсть. Недаром xристианская мораль рассматривает страсть как тайную, фатальную силу, которая ослепляет человека, вовлекает его во власть инстинктов. В действительности оценка значения страсти достаточно субъективна. Страсть может быть принята, санкционирована личностью, а может осуждаться ею, переживаться как нечто нежелательное, навязчивое. Большую роль в оценке играет общественное мнение. Так, например, в рамкаx одной культуры приверженность народным принципам и идеалам может рассматриваться людьми как преданность традициям, в то время как другие могут называть эту страсть фанатизмом.

(От латинского frustratio — обман неудача). Данное состояние возникает в ситуации разочарования, неосуществления значимой для личности цели, потребности. Проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности. Реакцией на фрустрацию может быть уход в мир грез и фантазий, агрессивность в поведении и т.п. Не редко наблюдается остаточная неуверенность в себе, а так же фиксация принимавшихся в ситуации фрустрации способов действия. Часто фрустрация бывает одним из источников неврозов. Особое значение (прежде всего с точки зрения прикладных задач) в современной психологии проблема «выносливости» (стойкости) человека в отношении фрустрации.

Фрустрация — крайняя неудовлетворенность, блокада стремления, вызывающая стойкое отрицательное эмоциональное переживание, может стать основой фрустрации, т.е. дезорганизации сознания и деятельности. Не всякое неудовлетворение желания, мотива, цели вызывает фрустрацию. Человек часто испытывает неудовлетворенность. Например, опоздал на лекцию, не успел утром позавтракать, получил выговор. Однако, эти случаи не всегда дезорганизуют наше сознание и деятельность. Фрустрация проявляется только тогда, когда степень неудовлетворенности выше того, что человек может вынести.

Здравствуйте, дорогие читатели! Страсть в психологии это устойчивое чувство, нечеловеческая тяга к чему-либо. Чревоугодие, алчность, зависть, гордыня – все это страсти. Сегодня мы поговорим с вами о них и быть может нам удастся понять природу этого явления.

Наверняка вам может быть знакомо не только определение страсти, вероятно, что вы и сами испытывали фантастическую тягу, которая не отпускает, пока цель не будет достигнута, а желание исполнено.

Когда страсть поселяется в душе человека, он не задается вопросом: «Для чего мне все это нужно, что это такое и откуда взялось». Он просто нуждается в чем-то конкретном и всячески пытается реализовать мечту.

Оглавление [Показать]

Разум и страсть

Мы привыкли говорить о страсти, когда дело касается других людей. Она настолько же необъяснима как и любовь, а потому для нас привычнее видеть два эти термина рядом. Тем не менее существует страсть к алкоголю, наркотикам, еде. Гнев – это тоже страсть, но давайте все-таки в рамках этой статьи будем размышлять поближе к людям. Там будет проще многое понять.

Психология страсти

Что отличает любовь от страсти? Последнее не всегда разумно. Оно стремительно настигает и заставляет забыть обо всем. Кроме человека мы перестаем что-либо замечать. Он просто нужен. Так часто бывает у подростков и некоторых людей с низким уровнем самоконтроля и эмоционального интеллекта.

Конечно, термин «любовь» до конца не раскрыт, чувство не изучено, поэтому не совсем правильными будут споры о том, что страсть не является любовью и ни в коем случае не может присутствовать по отношению к одному и тому же человеку.

Отличия от любви заключаются как раз в спокойствии, которое присуще разумным людям, но абсолютно претят страсти. Поэтому и возникают разногласия. Бесконтрольное чувство может пугать взрослого человека и он стремится отделить «хорошую» любовь от «плохой» страсти. Хотя оба эти чувства долгоиграющие. Они не исчезают просто так, и сильная любовь может возникнуть из страсти, когда оба участника успокоятся.

Как люди переживают страсть

Женщины и мужчины по-разному переживают страсть.

Так как женщины всю жизнь проводят в маневрировании между чувствами, эмоциями и разумом, то воздействие страсти они переживают более хладнокровно. Как правило, они остаются расчетливыми и способны размышлять логически, чтобы добиться своей цели и получить желаемое. Страсть находится у них под контролем.

Психология страсти

Как и мужчины они не стремятся понять природу страсти, объяснить логичность своих действий: почему они так сильно хотят того, к чему стремятся. В принципе, это и является отличительной характеристикой страсти. Человеческий мозг не в состоянии объяснить откуда взялась мотивация. «Я просто этого хочу. Дайте».

Мужчины мыслят либо разумно, либо эмоционально и не способны подчинить себе страсть. Они полностью отдаются чувствам и начинают вести себя как дети. Если страсть разгорелась между мужчиной и женщиной, они готовы применить все доступные средства сразу, чтобы достичь желаемого, не взирая на логику и препятствия, которые возводит судьба.

Конечно, не все в этом мире, а особенно психика человека, подчиняется каким-либо законам. Лучшим примером мужского отношения к страсти может служить «Анна Каренина» Льва Толстова. Женщина под воздействием чувства пошла на все, дабы добиться желаемого.

Если вас интересуют подобные книги могу также порекомендовать «Грозовой перевал» Эмили Бронте, «Ада, или Эротиада» Владимира Набокова, «Госпожа Бовари» Гюстава Флобера, «24 часа из жизни одной женщины» Стефана Цвейга или «Великий Гетсби» Френсиса Скотта Фицжеральда.

Ну вот в принципе и все. Не забывайте подписываться на рассылку, чтобы узнавать больше о себе, своих чувствах и эмоциях мужчинах и женщинах, а также как пережить тяжелые жизненные ситуации.

До новых встреч и удачи.

Если на небесах разговоры только о море, как утверждают герои фильма «Достучаться до небес», то на земле разговоры только о любви. Наверное, нужно быть очень оригинальным, чтобы не написать про это в канун праздника влюбленных. А давайте поговорим о любви и страсти!
Для многих людей эти два понятия тождественны, их периодически путают, но с точки зрения психологического здоровья и здоровых отношений, это чревато проблемами. Эта бесконечная путаница происходит по причине того, что часто эти два чувства происходят параллельно.

Если сейчас попытаться дать определение «любви», то придется выпустить многотомник с сотнями тысяч текста, и прибавить терабайты видео- и аудиоматериалов. Поэтому давайте сконцентрируем внимание на различиях между любовью и страстью, и будем опираться лишь на некоторые тезисы.

Словарь “Ожегова” любовь определяет, как сильное чувство глубокого расположения, самоотверженной и искренней привязанности. А страсть, как пылкое желание.

Эти два противоречивых определения помогут нам различить эти чувства. Любовь основывается на близости, в то время как страсть исключительно на желании.

Страсть – вожделение человека, не поддающееся контролю и оказывающее значительное воздействие на его мышление и поведение.

Э.Фромм утверждал, что инстинкты, или естественные влечения, коренятся в физиологических потребностях человека, в то время как человеческие страсти – в его характере. Другими словами: инстинкты – это ответ на физиологические потребности человека, то страсти – ответ на его экзистенциальные потребности.

Э. Фромм различал рациональные страсти (например, любовь) и иррациональные страсти (жадность, тщеславие и др.). Рациональные страсти являются жизнеспособными. Они ведут к самоутверждению человека, усиливают его ощущение радости, способствуют проявлению его целостности и придают смысл его жизни. Иррациональные страсти, напротив, мешают жизнедеятельности человека, подрывают его силы, ведут к раздвоенности и утрате смысла жизни. Человеком владеют такие страсти, как потребность в любви, нежности, солидарности, свободе, правде, с одной стороны, и жажда власти, подчинения, разрушения – с другой. Все эти и многие другие страсти ведут его по жизни, становятся причиной волнений и тревог, являются источником, питающим сновидения, мифы, легенды, религии, искусство, литературу.

Что лежит в основе отношений?

В контексте разговора об отношениях и любви, мы конечно же рассматриваем в первую очередь любовную страсть. Причина возникновения такой страсти лежит в области биохимии организма. Первое, что замечаем в объекте нашего влечения, это телесная симпатия, здесь срабатывают наши бессознательные идеалы красоты. Второе – запах, вырабатываемый феромоном, распознаваемый органом на стенке носовых пазух. Поэтому один запах человека для нас выглядит как «мой, привлекает», другой же наоборот «не мое».

Страсть – это чувство, вызывающее очень сильные эмоции из-за мощного выброса в кровь адреналина, нейротрофинов, которые действую как наркотик. Поэтому нам так нравится испытывать влечение.

Для человека это чувство как долгожданный, свежий глоток, дающий невероятное количество сил, бурю эмоций, невероятного подъема мотивации.

Вы уже впечатлились этой гремучей смесью биохимии и психических процессов? Но в отличие от животных, мы принимаем решения, пользуясь разумом и логикой. Страсти можно поддаться (такова природа человека), но придаваться ли страстям, это этический и психологический вопрос для каждого.

Отношения, основанные на страсти

В отношениях, основанных на страсти, удовлетворение своих желаний стоит на первом месте. В таком состоянии мы хотим испытывать яркие любовные эмоции, быть с другим, но не хотим привязываться. Эти две противоположные силы создают напряжение, барьер, который не позволяет увидеть и принять другого. Если страсть заполняет все пространство отношений, это погубит их, и в конечном счете приведет к одиночеству. В погоне за страстями, мы не в состоянии принять тепло и заботу другого. Часто независимые люди являются жертвами своей страсти: отношения принесли боль и разочарование, и теперь не пережитая страсть и страх мешают испытать настоящую любовь.

Поэтому можно сказать, что сама по себе страсть – это прекрасно, но когда она занимает лишь часть отношений и является рациональной. Тем более, что выработка нейтрофитов длится не более двух лет. Болезненная страсть, как безумие, лишает человека личности. Мы стремимся поглотить другого, отказываясь от себя. Такие отношения сродни шантажу, где все время звучит вопрос «ты любишь меня?», хотя на самом деле человек приказывает «люби меня!».

В любви может присутствовать страсть, но в страсти нет месту любви.

Отношения на любви

А что же можно сказать о любви? Первое – это, несомненно, более продолжительное чувство, чем страсть. В здоровых отношениях есть «Я» и есть «ТЫ», есть четкие границы, есть свобода и доверие, есть забота и тепло, и при этом есть удивительное чувство близости. Я не зря выделил «здоровые отношения», потому что существуют нездоровые формы подобных отношений, которые склонны выдавать за любовь. К таким, например, относят зависимые отношения (зависимую любовь). Когда нет границ между «Я» и «ТЫ», а существует единственная форма – «МЫ». Такие отношения могут продолжаться годами и приносить массу страданий в обмен на мгновения счастья.

В любовных отношениях высоко ценятся счастье и желания другого, уважаются чувства другого. Такие отношения всегда длительны, и как любые отношения они неизбежно встречаются с кризисами. Однако, в случае взаимной любви, действия выбираются и рассматриваются с осторожностью, с желанием договориться и найти общее решение.

К сожалению, далеко не все люди имели опыт безусловной любви от своей матери, в своей родительской семье, не знали опыта открытых, безопасных и доверительных отношений. Поэтому во взрослой жизни могут демонстрировать некий суррогат, который им кажется любовью.

Исправить ситуацию может только чудо, если они встретят по-настоящему любящего другого человека и будут достаточно открыты, чтобы научиться любить. Во всех остальных случаях – это исключительно работа над собой. В житейской психологии принято считать, что люди не умеют выражать негативные чувства и эмоции, и от этого у них проблемы. Но я чаще сталкиваюсь с другим явлением, когда люди не умеют выражать чувства любви, а еще страшнее – они попросту не имеют опыта этой любви.

Учитесь отделять страсть от любви, учитесь любить! Пускай вас накрывает не только страсть, но в вашей жизни будет любовь!

читать другие статьи на этом сайте:

мужчина и женщинаотношения с бывшимипсихология материнствалишние отношения

Священник Андрей Лоргус

Слово “страсть” звучит в нашей речи так часто потому, что имеет слишком много значений. Рассмотрим некоторые особенности его употребления.

Широта использования этого понятия в разговорной речи, в быту затрудняет его применение в научной лексике, где оно наполнено несколько иным содержанием. В бытовом, или обыденном понимании “страсть” – это сильное переживание, сопровождаемое обычно яркими эмоциональными проявлениями и бурными действиями. Кроме того, в обыденном сознании страсть как состояние человека имеет положительную окраску: часто страстью называют любовь, говорят о страсти к победе, о спортивных страстях.

Но “страсть” в христианской антропологии и аскетике имеет совершенно противоположный нравственный смысл, которым мы и будем руководствоваться. В христианском понимании слово “страсть” имеет несколько значений.

Страстью называется всякое страдание, как человеческое, так и богочеловеческое – страдание Иисуса Христа. Когда говорят о непорочных страстях Христовых, добровольно взятых на себя, подразумевают вполне конкретные вещи. Это, прежде всего, страсти естественные, которые следовали из человеческой природы Христа: голод, жажда, усталость, боль, смертные муки, и Его душевные страсти-страдания от избиения, заушения, предательства, распятия.

Второе значение слова – это страдание человека от глубокой неудовлетворенности, сильно переживаемой ненасытимой потребности, страха, паники, отчаяния, ревности – одним словом, “страстности”. Понимание страсти как страдания тоже, как видим, разнообразно.

Третье понимание страсти, которое используется древнехристианской антропологией – это страсти естественные, те, которые в современной психологии называют человеческими потребностями, естественными желаниями, как душевными, так и телесными. Такое понимание страстей естественных мы встречаем и у древних авторов, как например преп. Исаака Сирина: “Всякая страсть, служащая к пользе, дарована от Бога. И страсти телесные вложены в тело на пользу и возрастание ему; таковы же и страсти душевные”. Также пишет и преп. Симеон Новый Богослов: “Страстей два рода: страсти естественные (телесные) и душевные. Естественные страсти непреложны, и человек порабощен ими по естественной необходимости, не самоохотою”. Об этом же пишут Феофан-затворник, епископ Игнатий Брянчанинов, епископа Варнава в его “Искусстве святости”. И это понимание страсти как естественной потребности и желания человеческой души и человеческого тела сохраняется и на сегодняшний день.

Однако ни первое, ни второе, ни третье значение сегодня нас интересовать не будут. Мы переходим к четвертому значению понятия “страсти” как порока, как греховного навыка, как греховного влечения. Здесь следует отличать страсть и грех. Единичный греховный поступок как факт человеческого поведения нас тоже сейчас не интересует, потому что у него есть масса иных психологических причин.

Сегодня мы говорим о страсти как нравственном пороке, как устойчивом внутреннем человеческом влечении ко греху – страсти к предмету, страсти к человеку, страсти к какому-то особому состоянию. Разнообразие страстей так велико, что мы можем список из восьми главных страстей расширить до десятков и до сотен.

Одна из главных проблем в христианской антропологии страсти – происхождение страсти в человеке: присуща ли она человеку по природе или привнесёна кем-то или чем-то извне, заражая человека?

С первых веков христианской науки возобладало мнение о том, что человек создан бесстрастным – это учение общепринято. Тот же преп. Исаак Сирин пишет: “Ибо по природе душа бесстрастна”.

Точно таким же общепризнанным фактом является представление о том, что страстность присутствует в человеческой душе с самых первых моментов его бытия. Преп. Макарий Египетский писал: “Ибо есть какая-то сокровенная скверна и какая-то преизбыточествующая тьма страстей, чрез преступление Адамово привзошедшая во все человечество вопреки чистой природе человека, и сие-то потемняет и оскверняет вместе – и тело и душу”.

Все святые отцы утверждают: “Страстность в человеке происходит от первородного греха и от личных грехов каждого человека, и продолжается поколениями”. Стало быть связь между появлением страсти может быть установлена христианской антропологией только с греховным началом в человеке, а вовсе не с его природой как таковой. Человеческая природа по своему устройству первозданному была бесстрастна. Способность “заражаться” страстями вызвана в человеке его поврежденной природой. Мы все рождаемся со способностью принимать страсти и болеть ими. Неудивительно, что страсти оказываются в человеке еще до того, когда он становится способным осознавать свои грехи и каяться в них.

В таком понимании страсти нет места её одушевлению или одухотворению. Страсть не является существом, которое обладает собственной волей, активностью, силой, чтобы поработить человека. Для большинства православных мистиков и православных богословов ответ отрицательный. Страсти – это не духи, страсти – это духовно-психические явления, которые в душе человека появляются, существуют и исцеляются. Это производные человеческой души, но это не самостоятельные духовные твари, подобно бесам или демонам. Никто из отцов или учителей Церкви не называл страсти духами.

Теперь, когда мы выяснили, что страсть не есть часть человеческой природы, а страстность является “приобретением” человеческого бытия не от создания, а только после грехопадения человека, возникает естественный вопрос: откуда берутся страсти?

Вся христианская антропология признает, что причиной страстей является грех, и в то же время мы говорим о том, что в природе человеческой нет порочной страстности – нет ли здесь противоречия.

Мы говорили, что есть ещё одно понимание страсти – как природных естественных потребностей и желаний: страсть возникает на основе естественных человеческих потребностей или, по терминологии древних отцов, на естественных страстях. Стало быть, противоестественные страсти возникают на основе естественных страстей. Любое человеческое желание – естественное телесное или душевное, социальное или культурное – сам человек может превратить в страсть. Это очень хорошо известно человеку, вставшему на духовный путь своего совершенствования и своего развития. Владыка Антоний Сурожский говорит, что и само благочестие и саму веру можно довести до страсти. Примером тому является фанатизм, патологическое греховное состояние, основанное на благом, добром, даже на благодатном деле.

Как же происходит, что естественные движения в человеке превращаются в греховный навык? Как получается, что человеческое естество склонно превращаться в свою противоположность, в некое разрушительное и, безусловно, греховное, начало?

Есть несколько представлений о том, как это происходит. Соединяя богословский и психологический подходы, можно сказать, что представление о страсти есть представление об устоявшемся навыке или привычке, которые формируются в течение какого-то времени в результате внутренней работы. Страсть не является перед человеком, как некий демон, чтобы вселиться в него – она начинается с вещей вполне допустимых и естественных, как желание есть, пить. Осторожность и бдительность сначала превращаются в мнительность и страх, а затем в агрессию, сребролюбие и т. д. Таким образом, страсть начинается незаметно в естественных психологических механизмах нашей души. Безусловно, наша жизнь не может быть идеальной и свободной от греха. С детства человек окружен великим разнообразием греховных примеров. В значительной степени заражает нас грехом культура. Мы впитываем греховные навыки в семье – часто родители воспитывают в ребёнке самые извращённые формы осторожности и бдительности, и только приходится удивляться, что у ребёнка не воспиталось этого страха, хотя все было сделано для этого. Некоторые привычки, например, привычку много есть, много пить родители стараются развить до страстного состояния, до какого-то гипертрофированного функционирования, воспитывая детей на избытке питания и формируя в них привычку к изобильному, вкусному. Странно еще, что некоторые дети эту привычку в себе так и не воспитывают.

Таким образом, человек к моменту своей личностной зрелости оказывается наполненным великой массой разных греховных склонностей – еще не страстей, а только склонностей. Эти склонности превращаются в страсть исподволь, постепенно. У одного человека формируются одни страсти, у другого – другие. Один человек оказывается невосприимчивым к развитию этой страсти, а у другого она проявляется даже в отсутствии необходимой для ее возникновения питательной среды.

Здесь сказывается индивидуальность человеческой природы, личностная направленность человека, его свобода выбора. Конечно, мы сейчас не можем подробно рассмотреть этот механизм. Но очевидно, что естественное превращается в противоестественное, потребность превращается в страсть на греховном пути, через цепочку ложных установок, ложных взглядов, ложных правил, в том числе социальных, культурных и даже иногда моральных и нравственных. Я убежден, что наша общественная мораль формирует страстные привычки. Даже поиск правды и справедливости в человеке может быть доведён в человеке до страстного состояния, в том числе и клинического.

Итак, формирование страсти – это сложный механизм, который запускается исподволь, во-первых, на основе греха, во-вторых, на основе естества.

Оставить комментарий